Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 129


среднего, хотя маркиз Бота и не сделал самому королю никаких обвиняющих его предложений, однако в разговорах с другими очень часто отзывался о необходимой вскоре революции в России. Наконец, относительно недостаточности доказательств вины, взятых из допросных речей, которые могли быть вынуждены, мы приказали объявить венскому двору, что мы сами при допросах присутствовали и сами можем засвидетельствовать, что они происходили в должном порядке и ни малейшего принуждения или каких-нибудь других неправильностей не было; думаем, что такое свидетельство и положительное обнадеживание может идти за достаточное доказательство. Остается недостаток письменного изобличения; но во многих случаях виновные изобличаются и без письменных свидетельств; а с другой стороны, и письменные свидетельства не всегда бывают свободны от возражений и споров; следовательно, в письменных уликах необходимости нет, особенно в настоящем случае, когда содержание советов у Боты и его сообщников было так опасно, что нельзя ожидать собственноручных писем от Боты, а если бы они были, то сообщники его не могли их сохранять; также нельзя предполагать, чтоб Бота вел переписку с своими сообщниками, когда он мог иметь с ними довольно частые свидания, да и все дело состояло только в безбожных и достойных наказания расположениях, желаниях, разговорах и советах, ибо все такие интриги были и всегда будут бессильными произвести в нашей империи прямую против нас революцию; мы считаем Боту достойным наказания за предерзостные и возмутительные разговоры и советы против нашей особы и величества, причем он был не только участником, но и главнейшим руководителем. Нам было бы приятно, если б венский двор, прекрати всякие проволочки и сомнительные обнадеживания, дал краткий и точный ответ о своих намерениях, какого удовлетворения мы должны от него ожидать».

Но в Вене не хотели спешить таким решительным ответом и говорили Ланчинскому, что королева связана уложениями, из которых выступить не может; по делу Боты наряжена судная комиссия, и если бы можно было предвидеть заранее, что маркиз будет обвинен, то королеве было бы очень приятно наказанием его освободиться от такого неприятного дела и удовлетворением русской императрицы получить продолжение ее дружбы: для королевы особа одного из подданных ничего не значит! Но что если бы комиссия оправдала Боту? В здешнем уголовном праве определено, во сколько могут обвинить человека показания разыскиваемых лиц, а Боту надобно судить по здешним, немецким правам. Он присягает, что имел дозволенные сношения только с двумя женщинами, со стариком Лопухиным более пяти или шести раз в доме его не говорил, а с молодым никогда, в доме Лилиенфельда более одного раза в год не был, а других людей, замешанных в дело, не знает. Собственное свидетельство императрицы принимается с должным уважением; но возлагается надежда на мудрое рассуждение ее величества, что преступники и в присутствии своих государей осмеливаются говорить неправду для облегчения себе наказания и что те, которых маркиз Бота вовсе не знал, разумеется, могли сказать только неправду.

В Вене говорили, что в Париже делу Боты радуются больше, чем выигранному сражению. Кантемир писал императрице: «Министерство здешнее вложило себе в мысль, что после открытия вредных и богомерзких умыслов маркиза Боты здешний двор должен всеми способами искать, чтоб тем обстоятельством (от которого по меньшей мере холодности меж вашим им. величеством и королевою венгерскою ожидают) пользоваться, и при таких обстоятельствах присутствие Шетардиево при дворе вашего им. величества признавают весьма нужным». Шетарди отправился тайком в Россию, и Кантемир писал: «Тому его потаенному отсюда отъезду весь город со мною дивится, и всем такой его поступок кажется чрезвычайным».

Легко понять, что противоположное впечатление дело Боты должно было произвести в Лондоне. Здесь в начале года торжествовали заключение союзного договора с Россиею. Лорд Картере говорил Нарышкину, что надобно стараться поднять в Швеции прежнее министерство. «Чрез это, – говорил он, – наша партия усилится естественными друзьями для наилучшего успеха наших желаний. Король прусский очень беспокоится, слыша о нашей дружбе с вами». Английский министр в Петербурге Вейч объявил министрам императрицы, что его король готов действовать в Швеции заодно с Россиею, но должно соблюдать большую осторожность в таком деликатном деле, как предложение наследника вольным шведским чинам, чтоб не придать этим силы французской партии; надобно поступать не торопясь и прежде всего составить себе сильную партию. О браке между епископом Лобским и английскою принцессою не сказал ни слова. В Англии хотели прежде всего знать, будет ли жених иметь состояние; Картере говорил Нарышкину, что когда епископа Лобского выберут в наследники шведского престола, то великий князь Петр Федорович

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Патрику Зюскинду исполнилось 70
Немецкий писатель Патрик Зюскинд отмечает 70-летие. Его роман «Парфюмер» стал одним из самых узнаваемых произведений современной литературы. Он полюбился читателям Европы и Северной Америки и стал настоящим бестселлером.
Шнуров назвал причину роспуска группы «Ленинград»
Лидер группировки "Ленинград" Сергей Шнуров объяснил свое решение распустить музыкальный коллектив. Он отметил, что группа создавалась для исполнения музыки эпохи застоя. По словам Шнурова, он размышлял паттернами и категориями, характерными для советского композитора.
«Мстители: Финал» будет самым длинным фильмом в истории Marvel
Ранее рекорд принадлежал предыдущей части франшизы — картине «Мстители: Война бесконечности». Российская премьера ленты, которую уже называют одним из наиболее ожидаемых блокбастеров года, состоится 29 апреля. Картина «Мстители: Финал» станет самым длинным фильмом среди экранизаций комиксов Marvel.
Лучшим спектаклям столицы вручили «Гвоздь сезона»
«Гвоздь сезона» — ежегодная премия, которую получают лучшие спектакли, созданные в театрах Москвы.
Раскрыты детали съемок самой жестокой битвы «Игры престолов»
Оператор Шон Сэвэдж раскрыл детали съемок «Битвы бастардов» — девятого эпизода шестого сезона сериала «Игра престолов». Интервью с ним опубликовано на YouTube-канале Game of Thrones. По словам Сэвэджа, это была его самая любимая сцена за восемь лет работы над проектом.
Антон Шагин станет «Подкидышем» на Первом канале
Роль провинциального жулика по кличке Подкидыш исполнил Антон Шагин, а майора рабоче-крестьянской милиции Субботу сыграл Тимофей Трибунцев. Героиня Аглаи Тарасовой - идейная комсомолка, к которой у провинциального вора возникают романтичные чувства.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика