Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 547


рила ему сама великая княгиня во дворце на куртаге за несколько месяцев до его ареста. Это было последнее, что оставалось у следователей; в апреле дело кончилось ссылкою Бестужева в одну из его деревень, именно Горетово Можайского уезда; все недвижимое имущество оставлено за ним, но были взысканы казенные долги. Фельдмаршал Апраксин был переведен из Нарвы поближе к Петербургу, в местность, называемую Четыре Руки, и здесь ему были деланы допросы. Понятно, что в их числе мы не встретим допросов о причинах возвращения к границам после Грос- Егерсдорфской битвы: дело было окончательно решено объяснениями нового главнокомандующего Фермера. Допросы касались переписки Апраксина с Бестужевым и великою княгинею; из ответов обнаруживалось одно: что и канцлер, и великая княгиня побуждали его идти скорее в поход, тогда как прежде в Петербурге оба они были другого мнения. Апраксин оказывался виноват в том, что не имел охоты выступать из Риги и состоял в непозволенной переписке с великою княгинею. Конечно, были рады и этим двум винам, иначе отнятие у него начальства над войском не имело бы оправдания. Апраксин умер внезапно 6 августа 1758 года. Других причастных к делу – Веймара и Ададурова – наказали почетною ссылкою: первого определили к сибирской военной команде, второго назначили в Оренбург товарищем губернатора. Штимке был выслан за границу; Бернарда сослан на житье в Казань; Елагин – в казанскую деревню.

Но сильно причастна была к делу великая княгиня Екатерина; недозволенная переписка с нею Апраксина и пересылка писем Бестужевым лежали в основании допросов и бывшему канцлеру, и бывшему главнокомандующему. Хотя Екатерина не могла бояться важных обвинений, потому что подозрениями ничего нельзя было доказать, несмотря, однако, на то, положение ее было тяжко: подозрениями ничего нельзя было доказать, но подозрения могли оставаться в голове императрицы; да и кроме подозрения Екатерина знала, как Елизавету должно было раздражить ее вмешательство в дела и значение, ею приобретенное; главнокомандующий, зная решительные намерения государыни, колеблется, сдерживается в их исполнении противоположными желаниями великой княгини. Гнев императрицы, и сильный гнев, несомненен, и где искать защиты от этого гнева, кто приложит его на милость? Люди преданные пали, судятся как государственные преступники, враги торжествуют, великий князь настроен крайне враждебно, в чем, по свидетельству Екатерины, виноват был приблизившийся к Петру голштинец Брокдорф: говоря об Екатерине, Брокдорф выражался: «Надобно раздавить змею». Эстергази доносил своему двору, что великая княгиня два раза присылала к нему Штимке за советом и помощью, давая знать, что все беды постигли ее за усердие к интересам Марии- Терезии. «Но так как, – писал Эстергази, – императрица Елизавета горько жаловалась мне на поведение Екатерины и так как иностранный министр не должен вмешиваться в домашние дела государей, то я отклонил от себя это дело, велевши сказать ей, что всего лучше, если она обратится к посредничеству своего супруга, владеющего полною милостью и доверенностью императрицы». Легко понять, как после такого совета, походившего на самую злую насмешку, должна была Екатерина относиться к Эстергази. Будущее очень мрачно; одно средство выйти из тяжкого положения – это обратиться прямо к Елизавете, которая очень добра, которая не переносит вида чужих слез и которая очень хорошо знает и понимает положение Екатерины в семье. Рассказывали, что Ив. Ив. Шувалов уверил великую княгиню, что императрица скоро увидится с нею и если со стороны Екатерины будет оказана маленькая покорность, то все дело кончится очень хорошо: известие очень вероятное, потому что фаворит старался всюду быть примирителем. С другой стороны, ходили слухи, что великую княгиню удалят из России, слухи несбыточные, потому что Елизавета никогда не решится на такой скандал из-за нескольких писем к Апраксину; но тем лучше, можно отнять у врагов эту угрозу и обратить ее против них самих, переменить оборону в наступление: Екатерину беспрестанно оскорбляют, ей жизнь в России стала невыносима, так пусть дадут ей свободу выехать из России. Великая княгиня пишет императрице письмо, в котором, изображая свое печальное положение и расстроившееся вследствие этого здоровье, просит отпустить ее лечиться на воды и потом к матери, потому что ненависть великого князя и немилость императрицы не дают ей более возможности оставаться в России. После этого письма Елизавета обещала переговорить лично с великою княгинею; посредничество духовника императрицы ускорило свидание.

Свидание происходило за полночь. В комнате императрицы кроме нее и великой княгини находились еще великий князь и граф Александр Шувалов. Увидавши императрицу, Екатерина бросилась перед нею на колена и со слезами стала умолять отправить ее к родным за границу. Императрица хотела ее поднять, но Екатерина не вставала. Если Ив. Ив. Шувалов советовал ей ока-

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Вахтанг Кикабидзе прокомментировал сообщения о своей смерти
80-летний советский и грузинский киноактер, певец, народный артист Грузинской ССР Вахтанг Кикабидзе прокомментировал слухи о своей кончине, которые распространились накануне в грузинских СМИ.
Валдис Пельш получил звание почетного профессора МГУ
Ректор поблагодарил Пельша за его документальный фильм "Самый умный в мире небоскреб", посвященный комплексу зданий МГУ на Воробьевых горах, а также отметил его успехи в съёмках фильма об Антарктиде.
«Культурные нормативы» появятся в школьной программе с 1 сентября
Школьную программу с 1 сентября дополнят «культурными нормативами», сообщил секретариат вице-премьера Татьяны Голиковой по итогам правительственной комиссии по делам несовершеннолетних. Программу «Культурные нормативы школьников» совместно разрабатывали Минкульт и Минпросвещения.
В Эрмитаже начала работу выставка из коллекции графа Павла Строганова
Государственный Эрмитаж собрал в едином выставочном пространстве произведения из коллекции графа Павла Строганова.
В Минкультуры прокомментировали ситуацию вокруг МХАТ имени Горького
Министерство культуры прокомментировало ситуацию вокруг МХАТа имени Горького, группа артистов которого потребовала вернуть Татьяне Дорониной, занимающей почётную должность президента театра, возможность влиять на художественную политику МХАТа.
Сергей Безруков отказался от роли президента
Как народный артист Российской Федерации заметил в интервью "Известиям", ему не хотелось бы идти по стопам коллеги - нынешнего президента Украины. У которая "такая возможность появилась, и он ей прекрасно воспользовался". "Увольте, роль президента мне не нужна", - категорически заявил Безруков.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика