Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 754


ему за все прежние обязательства, я ему не должен ничего, и он не в числе моих друзей». Вероятно, Панин разумел свои хлопоты по делу об оправдании Бестужева; оправдательный манифест был написан им. Спустя с лишком полгода после этого разговора Панин жаловался Сольмсу на свое положение и высказывал желание удалиться от дел вследствие влияния Бестужева. Это влияние понятно: Екатерина видела, что Бестужев уже не прежний великий канцлер и не может снова заведовать иностранною политикою, знала, что он упрям, чувствовала неприятные следствия этого упрямства, но не могла не чувствовать уважения к старику, хотя бы даже за это самое упрямство; она помнила хорошо, что этот самый Бестужев был заклятый враг ее влияния, преимущественно влияния ее матери, когда это влияние было вредно интересам империи, но он обратился к ней и был самым верным ее союзником, когда этого потребовали те же интересы империи, угрожаемой страшною будущностью. Екатерина с негодованием опровергала клеветы на Бестужева, которого иностранцы выставляли человеком продажным. «Это ложь, – говорила она, – Бестужев обладал упорною твердости, и никто никогда не мог подкупить его». Другого мнения она была о сопернике Бестужева Воронцове: «Ипокрит, какого не бывало; вот кто продавался первому покупщику; не было двора, который бы не содержал его на жалованье». Наконец, Бестужев мог брать верх пред Паниным и тем, что не настаивал на учреждении Императорского совета.

Не умея жертвовать своими убеждениями, зная, что досаждает своим упрямством, Бестужев для уничтожения этой досады считал необходимым прибегать ко всевозможной лести и угодничеству. Легко себе представить, как встревожился старик, когда в марте месяце совершенно неожиданно возбудил против себя гнев императрицы. Мы видели, как Екатерина считала необходимым показывать свое милосердие к людям, более или менее виновным против нее. Удаление, и удаление по большей части с почетом, с наградою, было наказанием для людей, нерасположение к которым императрицы было известно. Тем с большим удивлением должны были узнать, что Екатерина поступила чрезмерно строго, обнаружила личное раздражение, можно сказать, личную злобу в преследовании лица, которое по своему сану, казалось, требовало более внимательного к нему отношения. Это лицо был ростовский архиерей Арсений Мацеевич.

Мы видели, какой трудный вопрос наследовала Екатерина от предшествовавших царствований, – вопрос о церковных имуществах, поднятый вследствие неперестававших волнений монастырских крестьян. Имения, отобранные при Петре III под светское управление, были возвращены Екатериною, архиереи и монастырские власти успокоились, но не хотели успокоиться крестьяне и своими волнениями торопили учреждение комиссии для решения этого вопроса. Комиссия была учреждена, и первым делом ее было, разумеется, собрание самых полных и подробных сведений о церковных имениях, что могло быть сделано только посредством описи, производимой людьми посторонними, которые не имели никаких побуждений к неточным показаниям. Опять комиссия, опять явились офицеры, переписывают все церковное имущество – признаки зловещие; опять неудовольствие, ропот. Объявлено было, что этого не будет, что для уничтожения этого и престол был принят, а теперь начинается то же самое! Одни роптали тихо, между собою, но нашелся человек, который по характеру своему был способен подать громкий голос и подал.

Арсений Мацеевич принадлежал к числу тех ученых малороссийских монахов, которые начали вызываться в Великую Россию при Петре I для замещения архиерейских кафедр, нуждавшихся в пастырях образованных, способных наблюдать за школьным делом. Но Арсений не был похож ни на одного из двух главных представителей этой ученой дружины: не имел ни высоких духовных стремлений Дмитрия Ростовского, ни ловкости, уклончивости, умения жить «в свете» Феофана Прокоповича; Арсений отличался отсутствием сдержанности, болезненною раздражительностью, которая вела его к очень неприятным столкновениям; кроме того, сохранились предания о его необыкновенной жестокости. Известия о его жизни до вступления на престол Елизаветы отличаются краткости и темнотою; но можно видеть, что он был в постоянной опале, его удаляли из столицы, от высших степеней духовной иерархии, посылали в Камчатскую экспедицию. Эта судьба несколько объясняется приверженности его к направлению Стефана Яворского; такому человеку трудно было подняться в царствование Анны. Из Камчатской экспедиции он вынес цинготную болезнь, которая не могла успокоительно действовать на его характер. Только в правление Анны Леопольдовны он был посвящен в митрополиты в Тобольск, причем нельзя не обратить внимания на его слова в последующем доношении императрице Елизавете, что он отказался присягать Бирону как регенту. К началу царствования Елизаветы, которая постоянно ему покровительствовала, Арсений был переведен из Тобольска в Ростов и назначен членом Синода, но в Си-

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Дэнни Бойл работает над третьей частью «28 дней спустя»
Режиссёр Дэнни Бойл («На игле») объявил о работе над третьей частью зомби-ужастика «28 дней спустя». В разработке проекта также участвует сценарист оригинального фильма Алекс Гарленд («Из машины»). У творческого дуэта уже есть «прекрасная идея» для триквела.
RT и Антон Красовский подготовили документальный фильм «Эпидемия»
RT совместно с журналистом, директором фонда «СПИД.Центр» Антоном Красовским выпустили документальный сериал «Эпидемия». Первая серия рассказывает о ВИЧ-диссидентах, людях, которые отрицают существование вируса иммунодефицита человека.
Сериал «Зулейха открывает глаза» победил на фестивале «Читка»
Первый российский фестиваль экранизаций "Читка" подвел итоги. Самой ожидаемой экранизацией назван сериал "Зулейха открывает глаза" по книге Гузели Яхиной, который осенью покажет телеканал "Россия 1".
Умерла писательница Джудит Кранц
По данным издания, Кранц умерла в окружении семьи и друзей в своём доме в Бель-Эйр в окрестностях Лос-Анджелеса. Писательница закончила свой первый роман «Крупинки» в 1977 году в возрасте 50 лет.
Мединский назвал фильм «Курск» спорным
Глава Минкультуры России Владимир Мединский считает фильм "Курск" спорным, однако добавил, что с помощью программы кинофикации малых и средних городов у россиян появилось больше современных возможностей посмотреть картину и составить свое мнение.
«История игрушек — 4» возглавила российский прокат
Мультфильм «История игрушек — 4» возглавил прокат в кинотеатрах России и других стран СНГ в период с 20 по 23 июня. Как следует из данных портала kinobuisiness.com. лента собрала 156,1 млн рублей в первые четыре дня показа.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика