Посмотреть обложку
ИСТОРИКО-МЕМОРИАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ М.В. ЛОМОНОСОВА
История
 
План экспозиции
 
Родина Ломоносова
 
Путь в науку
 
Ломоносов-учёный
 
Поэт и просветитель
 
Зал памяти
 
Резьба по кости
 
Справка
 
Ссылки

c. Ломоносово, 2003
© Зайцев Сергей
museum@lomic.ru

Путь в науку

 
Образец почерка Ломоносова 14 лет.
Образец почерка Ломоносова 19 лет.
Образцы почерка Ломоносова 14-летнего и 19-летнего М.В.Ломоносова.
  Найденные автографы красноречиво говорят о том, что Михайло Ломоносов, которому не сравнялось ещё и 14 лет, был уже настолько грамотным, что купцы и посадские люди Архангельска и окрестностей и чиновники таможни доверяли ему подписывание важных документов.
  Ломоносов начал учиться по церковным книгам и старообрядческим рукописям. По ним он научился читать и писать, но содержание их никак не связывалось с тем, что довелось ему видеть в плаваниях, над чем он задумывался. В этих книгах было много нелепостей, суеверий, а юноша хотел читать книги, которые непосредственно касались жизни, объясняли непонятное.
  И такие книги он нашёл у братьев Дудиных. Василий Дудин, взявшийся учить Михайлу, служил приказчиком на верфи в Вавчуге. Её хозяин Никифор Баженин в своё время работал в царской токарне, лично знал Петра I. Брат Василий, Егор, был известным мореплавателем и промышленником, а другой брат, Осип,- знаменитым костерезом. Братья хранили книги , купленные ещё их отцом. Среди них были "Арифметика" Л. Магницкого и "Грамматика" М. Смотрицкого.
"Грамматика" М. Смотрицкого
"Грамматика" М. Смотрицкого
 
Они стали для юного Ломоносова, по его же словам, "вратами учёности".
"Арифметика" Л. Магницкого
"Арифметика" Л. Магницкого
 
 Обе книги были по тем временам очень хороши, особенно "Арифметика" Леонтия Магницкого, которая представляла собой настоящую математическую энциклопедию. Не мало воды утекло, прежде, чем Дудины, которым "он долгое время угождал", отдали эти книги Ломоносову. Михайло не просто читал их, но выучил буквально наизусть. Они дали ему то, чего до сих пор ему не дали ни одна церковная книга,- достоверные знания, постижение сути вещей и явлений.
  Но заниматься науками в родительском доме становилось всё труднее. Ещё девять лет Михайло потерял мать, которую очень любил. Через короткое время умерла и вторая жена отца. Василий Дорофеевич женился в 1724 году в третий раз. При новой мачехе жить Михайле в отцовском доме стало совсем худо. Позже он напишет: "Имеючи отца хотя по натуре доброго человека, однако в крайнем невежественного, и злую и завистливую мачеху, которая всячески старалась произвести гнев в отце моем, представляя, что я всегда сижу по-пустому за книгами. Для того многократно я принуждён был читать и учиться, чему возможно было, в уединенных и пустых местах и терпеть стужу и голод".
  Кроме того, Ломоносов понимал, что, сколько бы он сам ни занимался, настоящее учение могло быть только в школе или каком-нибудь ином учебном заведении. Отец и слышать не хотел о какой-либо учебе сына, видя в нём единственного наследника, будущего помора-промышленника. Он начал подбирать невесту для Михайлы, расчитывая, что семья, дети привяжут сына к дому, поставят точку в его стремлениях к учёности. Положение казалось безвыходным, и тогда Михайло решается на отчаянный шаг. Путь Ломоносова от Холмогор до Москвы"Юноша Ломоносов на пути в Москву" Художник Н. И. КисляковЛомоносов ушел из родного дома вопреки воле отца, и потому ему пришлось искать поддержку у односельчан: сосед Фома Шубный одолжил ему три рубля денег и дал беглецу "китаечное полукафтанье". Помог Ломоносову и ещё один земляк, о чём свидетельствует следующая запись в книге поручителей к выплате налога Куростровской волости: "1730 года, декабря 7 дня отпущен Михайло Васильев сын Ломоносов к Москве и к морю до сентября месяца предбудущего 731 года, а порукой по нем в платеже подушных денег Иван Банев расписался..." В одну из декабрьских ночей, прихватив нехитрые пожитки (в первую голову- книги), зашагал Михайло с рыбным обозом в Москву, учиться. Путь растянулся на три морозные недели. Пришлось заложить одолженный полукафтан на пропитание, но с книгами он не расстался.