Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 611


в Варшаве не бывал, живет в своих деревнях, отчего вследствие переписки в его делах проволочка и остановка; и Малаховский бывает в Варшаве на короткое время; он человек добрый и не охотник до ссор и интриг, был бы и теперь покоен, если б не князь Чарторыйский, человек беспокойный, гордый, горячий, неукротимый, который и подбивает Малаховского; в этом немало помогает и стольник литовский граф Понятовский, которого Чарторыйский употребляет в интригах как человека, чрезвычайно много о себе думающего. Войков в донесении своем отозвался: «Сколько я мог рассмотреть князя Чарторыйского в кратковременное пребывание его здесь, нахожу, что изображение его, сделанное графом Брилем, верно, этому господину верить во всем, кажется, нельзя, ибо хотя он человек и разумный, но в высшей степени гордый, запальчивый и неукротимый. По приезде своем сюда, в Варшаву, не замедлил он вместе с братом своим князем Адамом, воеводою русским и племянником графом Понятовским быть у английского посланника лорда Стормонта, у которого просидели около двух часов».

На это канцлер граф Воронцов отвечал ему в своем письме: «С одной стороны, желательно было бы, и для чести и кредита нашего двора нужно и полезно, чтоб чрез ваше посредство министерство польское восстановлено было в его должном значении; но с другой стороны, ясно усматривается, что граф Бриль и Мнишек, имея беспредельную поверхность у короля и будучи так огорчены господами канцлерами, не могут склониться на увещания нашего двора, имея довольно отговорок, которых посторонним опровергнуть нельзя, и объяснения по этому делу могут завести в неприятные дальности; к тому же не покушение ли это только со стороны господ канцлеров произвести некоторую холодность между нами и польским двором. Итак, по моему мнению, вашему превосходительству надобно поступать в этом деле очень осторожно и между этими матадорами содержать равновесие, дабы при нынешних наипаче критических временах прямой экили-бер был, тем более что мы едва ли можем себя ласкать, чтоб через перевес одной или другой партии лучшую силу и пользу в польских делах приобрели, и почти можно по нашей пословице сказать: „кто ни поп, тот батька“».

Приближался сейм, и Войков узнал, что в инструкциях депутатам внесены жалобы на тягости польскому шляхетству от прохода русских войск. Когда Войков донес об этом в Петербург, то отсюда получил приказание внушить Брилю, как это будет чувствительно для России и вредно для общего дела и чтоб он, Бриль, употребил тайно все меры к разорванию сейма в самом начале. Войков исполнил приказание, и Бриль отвечал ему уверениями, что сейм разорвется непременно, потому что он не допустит до избрания маршала. «Опасно только одно, – заметил Бриль, – что англичане и король прусский стараются всеми мерами довести польское шляхетство до конфедерации и употребляют немалые суммы к возмущению этого корыстолюбивого и безрассудного народа. Недавно прусский секретарь посольства Бенуа получил от своего короля много писем к полякам, между прочим и к князьям Чарторыйским. Эта фамилия с партиею своею не перестает недоброхотствовать королю и явно угрожает конфедерациею, приводя на то и коронного гетмана Браницкого». Донося об этом своему двору, Войков замечал: «Мне кажется, что поляки не вдруг решатся на конфедерацию, видя близости русскую армию, а некоторую часть ее и действительно в земле своей».

Сейм был разорван. После этого Войков потребовал от Бриля другой услуги: чтоб постарался изловить прусских курьеров, которые беспрестанно ездят к прусскому эмиссару в Константинополь и оттуда обратно. Обрезков доносил, что дело прусских эмиссаров идет дурно в Константинополе: Турция не хочет войны, хотя крымский хан и старается всеми силами поссорить ее с Россиею, подавая жалобы на грабительства запорожцев. В октябре Обрезков дал знать, что неаполитанский посланник получил известие о появлении человека, который называет себя русским князем Иваном, свергнутым с престола в 1741 году. Самозванцу можно дать 25 лет или больше; он небольшого роста, лицо у него смугловатое, волосы черные, на лице большие рябины, на шее рана из пистолета. Он говорит по-русски, по-французски, по-немецки и несколько разумеет датский и шведский языки. Скрывал он себя под частными фамилиями, наблюдая крайнее молчание и притом учтивость, довольствуясь малым до получения ответов или векселей, которых ожидал он из Копенгагена, Берлина и Брауншвейга; писал три письма к датской королеве и пересылал их по почте; в этих письмах рассказывает он, что убежал из России в 1754 году со стороны Азова, был в разных странах Европы; в 1757 году приезжал инкогнито в Петербург, откуда уехал в Бранденбург, а отсюда – в Копенгаген, где прожил зиму между 1757 и 1758 годами до прибытия в июне месяце 1758 года русского флота, который, по его мнению, назначался для вытребования его от

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Скончался режиссер и актер Валерий Харченко
В возрасте 81 года из жизни ушел режиссер и актер Валерий Харченко. Как сообщают «Известия», ему стало плохо накануне вечером. Жена вызвала скорую помощь, артиста экстренно госпитализировали, но спасти не смогли.
Джуди Денч заступилась за Кевина Спейси и Харви Вайнштейна
Ранее Лайф сообщал, что на прошедшем заседании суда по обвинению Спейси в домогательствах по отношению к 18-летнему юноше, которые якобы имели место в 2016 году, актёр не признал свою вину.
Вин Дизель показал видео со съемок «Форсажа-9»
Знаменитый американский актер Вин Дизель рассказал о первом съемочном дне девятой части киносериала «Форсаж».
Посмертный проект Стэна Ли выйдет в свет в виде книги
Посмертный проект создателя вселенной Marvel Стэна Ли – роман «Уловка света» (A Trick of the Light) – будет опубликован в виде книги, сообщает The Guardian. Роман, написанный совместно с Кэт Розенфилд, рассказывает историю о двух подростках со сверхъестественными способностями.
Картину Караваджо продали до начала аукциона
Картина "Юдифь и Олоферн", автором которой предположительно является знаменитый живописец Италии Караваджо, ушла с аукциона во Франции и продана частному коллекционеру. Об этом пишет издание Tribune de l'Art со ссылкой на представителей аукционного дома Labarbe.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика