Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 748


государыне? Страсть царя к Воронцовой могла возбудить ее ревность. Если эта причина прекратилась со смерти этого государя, то княгиня Дашкова, с романическою головой и ободренная успехом, может подумать, что она не довольно награждена, что к ней не имеют достаточной доверенности, наконец, по какому бы то ни было побуждению снова заведет волнение. Императрица, открывши кое-что, может ее наказать, что опять переменит вид двора. Надобно ожидать много партий, особенно если будет фаворит». Относительно политических видов Людовик XV требовал от своего посланника, чтоб он не давал усиливаться австрийскому влиянию в Петербурге, ибо король боялся, что Мерси воспользуется отсутствием Бретейля и станет на первом плане. Что касается России, то Людовик XV высказался прямо: «Вы уже знаете, и я повторю здесь самым ясным образом, что цель моей политики относительно России состоит в удалении ее по возможности от европейских дел. Не вмешиваясь лично, чтоб не возбудить против себя жалоб, вы должны поддерживать все партии, которые непременно образуются при этом дворе. Только при господстве внутренних смут Россия будет иметь менее средств вдаваться в виды, которые могут внушить ей другие державы. Наше влияние в настоящую минуту может быть полезно в том отношении, что даст благоприятный оборот всем польским делам и переменит тон, с каким петербургский двор обращается к этой республике. Будущее влияние должно воспрепятствовать России принимать участие в войне против меня, против моих союзников и особенно противиться моим видам в случае королевских выборов в Польше. Вы знаете, что Польша есть главный предмет моей секретной переписки, и, следовательно, вы должны обращать внимание на все, что касается этой страны».

Бретель был очень хорошо принят Екатериною, она не могла отказать себе в удовольствии поговорить с французским дипломатом, который блестел среди представителей других держав, как блестит столичный житель среди грубых провинциалов; но разговорами все и ограничивалось. Герцог Шуазель с самого начала должен был отказаться от надежды удержать Россию при прежнем австро-французском союзе.

Чернышев изъяснял Шуазелю, что русская императрица способнее всех других государей к установлению мира, потому что ее величество будет действовать без всякого пристрастия, имея единственно в виду благо человечества. Шуазель заметил на это, что если дойдет до прямого дела, то французский двор ласкает себя по крайней мере надеждою, что все же императрица будет более склоняться на сторону своих верных союзников. Чернышев отвечал, что так и непременно быть должно; впрочем, необходимо употреблять слово беспристрастие во всех изъяснениях по этому делу, дабы приобрести доверие всех дворов. Шуазель заметил опять, что было бы всего лучше, если б императрица для усиления своего посредничества оставила свои войска в завоеванных у Пруссии землях. Чернышев отвечал, что когда мир с Пруссиею уже был раз заключен, то императрица в интересах своей империи и по человеколюбию признала за лучшее сохранять его и в настоящей войне не принимать участия, разве будет к тому снова принуждена, и хотя русские войска и возвратятся внутрь империи, однако до восстановления мира в Европе всегда будут готовы в случае надобности исполнить данное им повеление.

Но в то время как версальский двор внушал русскому, что всего лучше было бы занятием прусских областей принудить Фридриха II к миру, лондонский двор также возбуждал Россию против Фридриха, утверждая, что скоро Франция сблизится с Пруссиею и потому необходим старый елизаветинский союз между Россиею, Англиею и Австриею. Мы видели, что английский посланник в Петербурге Скейт после Гольца пользовался особенною благосклонностью Петра III; это, разумеется, делало его положение затруднительным при Екатерине, и он просил свое правительство отозвать его, ибо хотя императрица приняла его ласково, но он знает из верного источника, что особа его ей противна даже более, чем он сам думал. Преемником Кета был граф Берингам; в Лондоне русским министром остался по-прежнему граф Александр Ром. Воронцов. Сначала, видя несогласие Фридриха II на мир, в Москве хотели действовать заодно с Англиею. 21 сентября Екатерина написала канцлеру Воронцову: «Писать к графу Александру Воронцову, дабы он в разговоре отозвался, сколь велико мое желанье видеть мир, но с немалым прискорбием понимаю несклонность короля прусского к такому полезному для рода человеческого предмету и что столь несходственные сантименты весьма отдаляют меня от сего государя, следовательно, все те меры, которые к пресечению войны полезны, весьма мне приятны, а почитаю за немалый способ пресечь войну неплатежом субсидии (от Англии Пруссии) и согласие между Россиею и Англиею, которое я умножить и утвердить охотно себя склонною покажу».

От 8 ноября Воронцов писал императрице: «Позвольте мне изъявить вам рабскую мою

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Патрику Зюскинду исполнилось 70
Немецкий писатель Патрик Зюскинд отмечает 70-летие. Его роман «Парфюмер» стал одним из самых узнаваемых произведений современной литературы. Он полюбился читателям Европы и Северной Америки и стал настоящим бестселлером.
Шнуров назвал причину роспуска группы «Ленинград»
Лидер группировки "Ленинград" Сергей Шнуров объяснил свое решение распустить музыкальный коллектив. Он отметил, что группа создавалась для исполнения музыки эпохи застоя. По словам Шнурова, он размышлял паттернами и категориями, характерными для советского композитора.
«Мстители: Финал» будет самым длинным фильмом в истории Marvel
Ранее рекорд принадлежал предыдущей части франшизы — картине «Мстители: Война бесконечности». Российская премьера ленты, которую уже называют одним из наиболее ожидаемых блокбастеров года, состоится 29 апреля. Картина «Мстители: Финал» станет самым длинным фильмом среди экранизаций комиксов Marvel.
Лучшим спектаклям столицы вручили «Гвоздь сезона»
«Гвоздь сезона» — ежегодная премия, которую получают лучшие спектакли, созданные в театрах Москвы.
Раскрыты детали съемок самой жестокой битвы «Игры престолов»
Оператор Шон Сэвэдж раскрыл детали съемок «Битвы бастардов» — девятого эпизода шестого сезона сериала «Игра престолов». Интервью с ним опубликовано на YouTube-канале Game of Thrones. По словам Сэвэджа, это была его самая любимая сцена за восемь лет работы над проектом.
Антон Шагин станет «Подкидышем» на Первом канале
Роль провинциального жулика по кличке Подкидыш исполнил Антон Шагин, а майора рабоче-крестьянской милиции Субботу сыграл Тимофей Трибунцев. Героиня Аглаи Тарасовой - идейная комсомолка, к которой у провинциального вора возникают романтичные чувства.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика