Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 788


нападал на короля (Фридриха), но не было также никого, кто бы его защитил. Такое положение не должно было продолжаться… Начались переговоры с Россиею о союзе…»

Поводом к сближению была Польша. От 8 февраля из Москвы к русскому послу в Берлине князю Владимиру Долгорукому пошел рескрипт, что императрице и королю прусскому надобно поступать взаимно с откровенности и действовать в Польше чрез своих министров единогласно, положа за правило сохранение тишины и возведение на престол приятного обеим сторонам короля; Долгорукий должен был представить Фридриху II, что у императрицы нет намерения стеснять свободу избрания, но охранять и защищать ее по силе принятой Россиею гарантии в 1716 году. «Сих представлений, – говорилось в рескрипте, – кажется, на первый случай довольно будет, ибо дальнейшие наши резолюции будут зависеть от обстоятельств и от знания, которое будем мы иметь о намерениях короля прусского, о распознании которых надлежит вам всевозможное употреблять старание, а особливо не думает ли он которого из братьев своих или из других ему преданных германских принцев возвысить на престол польский». Фридрих II только этого и ждал. Долгорукий отвечал: «Король, выслушав мои речи, показал очень довольный вид, что узнал намерения вашего императорского величества, и сказал мне, что теперь самое время принять меры касательно Польши, потому что по последним письмам известился он, что король польский отчаянно болен и в жизни его надежды никакой нет, он к тому прибавил, что ему все равно, кто ни будет королем польским, и в том он легко может согласиться с вашим императорским величеством, лишь бы включены были все принцы австрийского дома, в чем он надеется, что и ваше императорское величество сами согласны будете; впрочем, он думает, Что лучше будет, ежели в короли выбран будет природный поляк, а не кто-нибудь из чужестранных принцев. Король потом сказал, что как ваше императорское величество имеете партизанив в Польше, так и он имеет своих, которые, соединяясь, могут и королевство все склонить, что весьма полезно будет для того, что, окончив ныне долгую и многокроволивную войну, он бы очень не желал начинать новую. Я на то королю доносил, что ваше императорское величество, не желая также ничего другого, кроме мира и доброго согласия, находите нужным с ним о том совершенно согласиться посредством партикулярной и персональной переписки, на что король сказал, что он сам думает, что этим способом дело скорее и надежнее к концу привесить можно. Пред тем как я пошел от короля, он еще мне сказал, что некоторые мысли имеет с вашим императ. величеством заключить такой союз, чтоб от того могло быть на долгое время спокойствие во всей Европе».

Переписка началась. Фридрих сообщал Екатерине известия из Вены, что там думают, какие имеют подозрения относительно видов России на Польшу, просил не тревожиться мнениями и подозрениями венского двора, потому что в Вене нет денег и Мария-Терезия вовсе не в таком выгодном положении, чтоб могла начать войну. «Вы достигнете своей цели, – писал Фридрих, – если только немножко прикроете свои виды и накажете своим посланникам в Вене и Константинополе опровергать ложные слухи, там распускаемые; в противном случае ваши дела пострадают. Вы посадите на польский престол короля по вашему желанию и без войны, и это последнее во сто раз лучше, чем опять низвергать Европу в пропасть, из которой она едва вышла. Крики поляков – пустые звуки; короля польского бояться нечего: он едва в состоянии содержать семь тысяч войска. Но они могут заключить союзы, которым надобно воспрепятствовать; надобно их усыпить, чтобы они заранее не приняли мер, могущих повредить вашим намерениям». Фридрих писал, что желал бы видеть на польском престоле Псята; Екатерина отвечала, что это и ее желание, только бы этот Псят не был старик, смотрящий в гроб, ибо в таком случае сейчас же начнутся новые движения и интриги с разных сторон в ожидании новых выборов.

В апреле Долгорукий доносил о втором разговоре своем с Фридрихом. «Императрица пишет, – сказал король, – что не желает избрания на польский престол кого-нибудь из Бурбонской фамилии; по-моему, ни венскому, ни версальскому двору в том помогать не надобно, а, впрочем, как я уже писал императрице, я на все соглашаюсь, только думаю, что лучше будет природный поляк. В этом деле надобно иметь великую осторожность и стараться, чтоб до времени намерение императрицы не могло открыться, и в этом я сильно сомневаюсь: когда я был в Саксонии и имел свидание с королевскою фамилиею, то наследная принцесса мне говорила, что императрица старается об избрании в польские короли князя Чарторыйского; я ей отвечал, что все пустое, что король еще здоров, и, пока он жив, думать не для чего о его преемнике, и что я, равно как императрица, не намерен лишать, поляков свободы в королевских выборах». Потом Фридрих начал говорить о союзе, который он намерен заключить с Россией. «Такой союз, – говорил он, – не может быть про-

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Патрику Зюскинду исполнилось 70
Немецкий писатель Патрик Зюскинд отмечает 70-летие. Его роман «Парфюмер» стал одним из самых узнаваемых произведений современной литературы. Он полюбился читателям Европы и Северной Америки и стал настоящим бестселлером.
Шнуров назвал причину роспуска группы «Ленинград»
Лидер группировки "Ленинград" Сергей Шнуров объяснил свое решение распустить музыкальный коллектив. Он отметил, что группа создавалась для исполнения музыки эпохи застоя. По словам Шнурова, он размышлял паттернами и категориями, характерными для советского композитора.
«Мстители: Финал» будет самым длинным фильмом в истории Marvel
Ранее рекорд принадлежал предыдущей части франшизы — картине «Мстители: Война бесконечности». Российская премьера ленты, которую уже называют одним из наиболее ожидаемых блокбастеров года, состоится 29 апреля. Картина «Мстители: Финал» станет самым длинным фильмом среди экранизаций комиксов Marvel.
Лучшим спектаклям столицы вручили «Гвоздь сезона»
«Гвоздь сезона» — ежегодная премия, которую получают лучшие спектакли, созданные в театрах Москвы.
Раскрыты детали съемок самой жестокой битвы «Игры престолов»
Оператор Шон Сэвэдж раскрыл детали съемок «Битвы бастардов» — девятого эпизода шестого сезона сериала «Игра престолов». Интервью с ним опубликовано на YouTube-канале Game of Thrones. По словам Сэвэджа, это была его самая любимая сцена за восемь лет работы над проектом.
Антон Шагин станет «Подкидышем» на Первом канале
Роль провинциального жулика по кличке Подкидыш исполнил Антон Шагин, а майора рабоче-крестьянской милиции Субботу сыграл Тимофей Трибунцев. Героиня Аглаи Тарасовой - идейная комсомолка, к которой у провинциального вора возникают романтичные чувства.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика