Соловьев С.М. История России с древнейших времен Книга пятая Том 21-25
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Соловьев С.М.
История России с древнейших времен
Книга пятая
Том 21-25
стр. 445


ее успехе: Теплов писал ему, что речь понравилась при дворе, Эйлер писал ему из Берлина, что это образцовое произведение в своем роде. То же значение образца красноречия имело и другое похвальное слово Ломоносова – Петру Великому, произнесенное в 1755 году. Произнесши образцовую речь, оратор опять уходил в лабораторию, где занимался составлением красок и стекол для мозаики. «По регламенту Академии наук, – писал он, – профессорам должно не меньше стараться о действительной пользе обществу, а особливо о приращении художеств, нежели о теоретических рассуждениях; а сие больше всех касается до тех, которые соединены с практикою, каково есть химическое искусство. Того ради за благо я рассудил, во-первых, изыскивать такие вещи, которые художникам нужны, а выписывают их из других краев и для того покупают дорогою ценою». Что и другое требование регламента относительно теоретических рассуждений не было забыто, доказательством служат известные исследования Ломоносова, принадлежащие описываемому времени: «О причинах теплоты и холода», где автор выводил явления теплоты из вращательного движения частиц в телах; «Об упругости воздуха», «О химических растворах»; сюда же должно отнести «Слово о пользе химии» и «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих». Последнее сочинение особенно замечательно. Узнавши об открытиях Франклина относительно электричества, Ломоносов сам повторил его опыты и составил целую теорию воздушных электрических явлений, которая во многих пунктах сходится с теориею Франклина и во многих превышает ее. Знаменитый ученый-современник Эйлер отозвался о сочинении Ломоносова, что оно «обнаруживает в авторе счастливое дарование к распространению истинного естествоведения, чему образцы, впрочем, и прежде он представил в своих сочинениях. Ныне таковые умы весьма редки». Отзывы такого авторитета, как Эйлер, заставляли даже Шумахера признаваться, что у Ломоносова «замечательный ум и отличное пред прочими дарование, чего не отвергают и здешние профессора и академики. Только они не могут сносить его высокомерия».

Но если такие отзывы были вынуждаемы у личных врагов и у людей, которые не имели причины радоваться появлению между русскими такой знаменитости, то легко понять, как должны были смотреть на Ломоносова русские люди, особенно те, которые вследствие большего и большего знакомства с господствовавшим в Западной Европе движением считали науку могуществом и стремились прославить себя приобретением для России этого могущества. К числу таких немногих людей принадлежал новый фаворит Ив. Ив. Шувалов, которого всегда видали с книгою в руках. Шувалов очень рано сблизился с первым русским ученым и литератором. У молодого Шувалова была книжка, куда он записывал свои мысли, извлечения из разных писателей, свои собственные опыты в стихотворных сочинениях и переводах. Стихотворное искусство имело тогда неотразимую прелесть; ученый, как Тредиаковский, мучил и позорил себя, паша стихи, не сознавая отсутствия в себе всякого таланта; императрица Елизавета Петровна писала стихи; писал их и Шувалов. Стихи его выходили немного лучше стихов его высокой покровительницы; но ему хотелось сделать их лучше, хотелось выучиться писать стихи, и к кому же ему было обратиться, как не к человеку, который первый стал писать красивые, звучные русские стихи. Шувалов учился у Ломоносова механизму стиха, как видно из его записной книжки; в ней же написан рукою Шувалова конспект всей риторики Ломоносова.

Стихотворная деятельность самого Ломоносова продолжалась: в оде его на рождение великого князя Павла Петровича нас останавливает указание на внешнюю деятельность, какая может занять достойно будущего русского государя: только варварские страны Востока должны подчиняться цивилизующему влиянию России; против Западной Европы у России может быть одна война – оборонительная. Но от гаданий о будущем поэт по-прежнему любит обращаться к прошедшему России, не внося вражды между ними, а указывая тесную историческую связь. Можно сказать, что Ломоносов был историк в своих одах и поэт или ритор в истории. Вот обращение поэта к новорожденному:

Расти, расти, крепился, // С великим прадедом сравнился, // С желаньем нашим восходи. // Велики суть дела Петровы, // Но многие еще готовы // Тебе остались напруди. // Когда взираем мы к востоку, // Когда посмотрим мы на юг, // О коль пространность зрим широка, // Где может загреметь твой слух. // Там вкруг облог дракон ужасный Места святы, места прекрасны, // И к облакам сто глав вознес! // Весь свет чудовища страшится, // Един лишь смело устремиться // Российский может Геркулес. // Един сто острых жал притупит // И множеством низвержет ран, // Един на сто голов наступит, // Boccтaвит вольность многих стран. //Пространными Китай стенами // Закрыт быть мнится перед нами. // Он гордым оком к ним взирает: // Но в них ему надежды нет. // Внезап-

  Предыдущая Начало Следующая    
 
Новости
Искусство защитят от статьи за оскорбление чувств верующих
Произведения искусства предложили вывести из-под действия статьи о нарушении права на свободу совести и вероисповеданий. Соответствующее предложение включили в новую концепцию законопроекта «О культуре», которую обсудили на парламентских слушаниях 22 марта.
Танцовщик Полунин станет худруком балетного училища в Севастополе
Танцовщик Сергей Полунин заявил, что он станет художественным руководителем балетного училища, которое построят в Севастополе, передает ТАСС.
Шнуров объяснил сказанную в Госдуме фразу о Пушкине
Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров напомнил, что кроме Александра Пушкина в русской литературе есть и другие поэты. Так он объяснил, что имел в виду, когда на парламентских слушаниях в Госдуме по закону «О культуре» сказал, что «Александр Сергеевич Пушкин — наше не всё».
Ушел из жизни актер Петр Зайченко
Сегодня, в четверг, 21 марта на 76-ом году в больнице Волгогорада ушел из жизни российский актер Петр Зайченко. Об этом рассказала его внучка Ксения Амирова. По ее словам, артист перенес третий инфаркт, и его состояние здоровья резко ухудшилось.
Траволта рассказал о любимых представителях русского искусства
Американский актер симпатизирует русской культуре, которая является «потрясением и восхищением». Известный мировой публике американский актер Джон Траволта назвал любимых представителей русского искусства во время визита в Москву.
Шнуров предложил разогнать Минкульт на слушаниях в Госдуме
Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров впервые принял участие в заседании совета по культуре при Госдуме. В ходе слушаний, посвященных законопроекту «О культуре», музыкант обрушился с критикой на Минкульт.
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика